• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:11 

Шизею лицом

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
С подсказки FaintEmber, нашел тут описание колонизации по-квариански.
Шизею, собственно, лицом.
"First discovered by the quarians at the turn of the century, Ekuna is habitable but a second-tier choice for most species. Circling an orange sun, Ekuna averages below freezing temperatures. This led development firms to colonize at the planet's equator, where the climate is tolerable for agriculture. The quarians, seeking a homeworld of their own, petitioned the Citadel Council for the right to take over Ekuna, but they had already settled a few hundred thousand quarians on the planet before approaching the Council. Seeing this occupation as an illegal act, the Council turned a deaf ear to quarian pleas and gave the world to the elcor, who could withstand the high gravity of the world far better. The quarians squatting on the planet were given one galactic standard month to leave, at which point their colonies would be bombarded. The junk left behind by the fleeing quarians clogs up portions of the landscape to this day. Non-elcor visitors to Ekuna are advised to use personal or vehicular mass effect fields to lighten the pressure, as the surface gravity will otherwise cause health and mechanical problems."
"Открытая кварианцами в конце столетия, Экуна - мир, пригодный к колонизации, но для большинства видов не лучший. Экуна вращается вокруг оранжевой звезды, температура на ней в среднем ниже нуля. Это приводит к колонизации вдоль экватора, где климат пригоден для сельского хозяйства. Кварианцы, в поисках нового хоумворлда, обратились к Совету за правом занять Экуну, но еще до обращения поселили там несколько сотен тысяч кварианцев. Считая этот захват нелегальным, Совет не прислушался к их запросу и передал планету элкорам, которые намного лучше переносили высокую гравитацию. Кварианцам, осевшим на планете, дали один стандартный месяц на то, чтобы уйти, после чего их колонии будут подвергнуты бомбардировке. Мусор, брошенный убегающими кварианцами, забивает ландшафт планеты и по сей день. Не-элкорским гостям Экуны рекомендовано использовать личные или установленные на технику поля эффекта массы, чтобы облегчить давление, так как иначе гравитация планеты может вызвать проблемы со здоровьем и техникой."
Перевод мой, исключительно кривой.
Тут что ни слово - песня.
Чудовищная кровожадность элкоров и Совета, готовая отбомбиться по мирным жителям... ну ладно, допустим.
Единственное, что нашли кварианцы, как новый мир для себя - это планету, где жить нормально можно было бы только вдоль экватора, но и там жить невозможно, потому что гравитация.
Кварианцы СНАЧАЛА высадили колонистов, а потом спросили у Совета, а можно ли. Видимо, светлая идея, что можно наоборот - не посещала их умы. Как и светлая идея, кстати, что можно и вовсе не спрашивать, это, как бы, Терминус.
И блин, КОЛОНИЗАЦИЯ СОТНЯМИ ТЫСЯЧ КВАРИАНЦЕВ!!!
Это что, был месячник "сократим население Флота на сотни тысяч дармоедов"? Что будет с сотнями тысяч неподготовленных к этому существ, без иммунитета, если их высадить на планету, где гравитация выносит все, что ходит без эффекта массы, где все, за пределами экваториальной зоны - полярка?
Пожалуйста, поговорите со мной.
Скажите по этому поводу хоть что-то.

@темы: Mass Effect, Пиздец

06:38 

Видение — напарники

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Вообще, это чуть ли не главное, в чем изменилась для меня игра. В первом ME напарники были... ну они просто были. Не то чтобы сильно интересны, зато какие-то нормальные. Во втором ME «Нормандию» превратили в летающий зверинец, не хватает, правда, волуса, элкора и ханара. Спутники стали Интересными Личностями. Не знаю, хорошо это или плохо.
Если в первой части я больше верю в партию как в живых людей, то во второй — это скорее литературные герои.
Во втором для меня партия исключительно драматургична. Она делится на три группы, по возрасту, каждая — со своей темой, эту тему так или иначе поднимают, в особенноси, личные миссии . Младшие — Грант, Тали, Джек. Средние — Миранда, Джейкоб, Гаррус, Кацуми. Старшие — Заид, Самара, Тейн, Мордин. Легион вне этой системы, что и понятно. Хотя я бы назвал его синтезом. Не уверен, что разработчики это в игру вкладывали, но я усмотрел.
Тема младшей группы — поиск места в мире и поиск смысла.
Тема средней группы — долг и обязанности.
Тема старшей группы — ответственность и последствия своих деяний.
Легион объединяет все эти темы.

@темы: Видение, Mass Effect

06:04 

Видение — Лиара Т`Сони

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
О, Лиару я нежно люблю, что уж скрывать.
Если судить по Генезису, Лиара подразумевается как роман по умолчанию. Просто потому, что кто бы не был на самом деле романом персонажа, будет упомянута сцена ревности к Лиаре от второго потенциального любовника. И да, ее способность проникать в разум Шепарда — неожиданна, но ничуть не неприятна.
Между прочим, кстати, жизнь Лиары до встречи с Шепардом, скажем так, не мягка. Лиара — чистокровка, то есть уже объект для травли. Во-вторых, она рано поругалась с матерью, и ушла в науку, где оказалась никому, в общем, не нужна. Ни то, ни другое не превратило ее в стерву, не сломало доброжелательного интереса к жизни и миру.
Я очень люблю Лиару из первой части, потому что я вообще очень люблю такие образы, образы юных ученых, нежно влюбленных в свою науку. Ученых любого пола. Мой любимый образ в «Звездных вратах» - ранний Дэниэл Джексон. Да черт, один из моих любимых персонажей в кино вообще — доктор Спенсер Рид.
Лиара абсолютно адекватна. Это вообще свойственно азари, но все же. Впрочем, я не сильно ценю ее как члена партии, ограничиваясь ею на Новерии. Ну да, еще некоторые мои Шепарды берут ее на Илос, потому что она эксперт по протеанам. И даже если не сможет помочь — заслуживает, перед смертью, взглянуть на этот мир. Диалог при въезде в тоннель с участием Лиары доставляет мне море удовольствия.
Во второй части Лиара мне нравится не меньше, но уже иначе. Она постепенно превращается в из любимого мною образа слегка застенчивой юной ученой в любимый мною образ аналитика разведки. Она стала старше и жестче. Это совсем другое амплуа, и в нем она действует не хуже. Удивительная обучаемость, кстати.
И да, Лиара, на мой вкус, в обоих своих амплуа исключительно эстетична.
И да, меня терзает идея фанфика-кроссовера, ME-Гарри Поттер. Просто для того, чтобы показать спор Малфоя и Лиары, о том, насколько хорошо и правильно быть чистокровкой.

@темы: Видение, Mass Effect

04:59 

Видение — геты

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
И имя им — Легион.
Сначала геты были мне малоинтересны. Ну да, стереотипы — злобствующая раса искусственных интеллектов, борющихся с органиками и всячески их угнетающая. Ничего нового. Ничего интересного. Вспышка интереса у меня мелькнула на Феросе, когда показали пару гетов, молящихся у храма кварианского образца, но эту тему почти не раскрыли. Такие, стереотипичные противники. Впрочем, их прыгуны (ну, я не помню точно, как они все называются, они там разные, кажется) меня всегда безумно радовали. Особенно когда они сидят на стенах и поводят головой.
Какое-то время во второй части (хотя они там появлялись нечасто) у меня было то же мнение. Я вообще не очень задумывался о гетах, и только в контексте кварианцев. Кварианцев я заведомо считал неправыми, но что уж тут теперь. Геты отбились, теперь геты нападают. И, кажется, не торопятся договариваться. О том, что как-то же с ними договорился Сарен, я не задумался, вернее, свалил все на Суверена. Ну, я был неправ, что.
Интересны мне стали геты только после того, как я подобрал Легиона. Когда, во-первых, выяснилось, что геты способны к переговорам; когда, во-вторых, стала несколько более раскрыта тема наличия у гетов вполне органической по типу культуры; в общем, когда стало ясно, что с гетами можно разговаривать и договариваться, не прилетая к ним на Рипере.
Есть такое аниме, Seikai no Saga. Вернее, строго говоря, это цикл книг, по которым сделали аниме, но книги пока переведены только на английский (ну, по крайней мере, несколько лет назад было так, давно не интересовался), и я ограничился анимешкой. Там есть такая Человеческая Империя Абх. Ее составляют генетически модифицированные люди, когда-то, давно уничтожившие собственных создателей. Из страха. Ну, подробно пересказывать не буду, кто захочет — тот посмотрит или почитает, но вообще после этого Абх продолжали культуру уничтоженных создателей. Вот геты — это куда-то туда, уничтожив кульуру кварианцев, они ее перехватили. Не напрасно даже их алтари срисованы с кварианских. И да, геты до сих пор называют кварианцев «создателями», даже когда кварианцы наставляют на них пистолет. Надо отметить, что меня интересует не только ум и талант Тали, которая собралась палить из огнестрела в центральной серверной корабля, но и ум и талант людей, которые не нашли места лучше, чтобы запереть там гета.
Не то, чтобы я безоговорочно верил Легиону, или воспринимал его как отдельного, значимого персонажа. He is Geth, воистину, и they all are Geth, и спасибо еще, что не Kosh. Но то, что он говорит об устройстве гетов как общества, то, что он говорит о гетской философии выбора, выбора своего пути, сравнение своего пути с путями других, невмешательство в чужой путь иначе, нежели в порядке самообороны — мне нравится.
В идеале, геты самоизолируются где-нибудь в итоге, отдав все равно не слишком нужную им планету кварианцам (потому что, черт, почему нет?). Если нет — то я слегка обижусь на сценаристов, потому что какой смысл давать сложную и интересную тему только для того, чтобы снова свести ее к надоевшему «ааааа, злой искусственный интеллект хочет убить все живое»?
PS. Я прошу отметить в протоколе, что знаю идеальный способ сделать из ME-3 комедию. Достаточно ввести роман с Легионом.

@темы: Видение, Mass Effect

03:43 

Видение — Тейн Криос

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Тейн — один из немногих персонажей в этой игре, кого я уважаю и чей взгляд на жизнь мне симпатичен одновременно.
Во-первых, я всегда ценил профессионализм. Тейн — ассасин, но он делает свою работу абсолютно чисто, минимизируя мирные потери. Причем делал он это всегда — напомню, его знакомство с будущей женой началось с того, что она встала между ним и жертвой. Тейн при этом не выстрелил, хотя ему всего лишь понадобилось бы два выстрела. Тейн отвлекается на отстрел угрожающих саларианским рабочим наемников, хотя, в общем, может этого не делать. Я вообще очень ценю этичных людей, которые ведут себя в соответствии со своей этикой (и, соответственно, не очень люблю людей неэтичных).
Во-вторых, у Тейна есть ответственность. Он осознал, что живет неправильно — и исправил это, не пытаясь оправдываться тем, что, дескать, его жизнь заставила, что его таким воспитали, что у него не было другого выбора. Он сам отвечает за свою жизнь и за свои выборы, иногда принимая и ответственность за других. За сына, например.
В-третьих, Тейн потрясающе эрудирован. Самара, конечно, читала человеческую историю и культуру, но, во-первых, не очень поняла прочтенное, а во-вторых, у нее была проблема попадания в принципиально до сих пор непонятную обстановку. Тейн на вопрос, как выглядит его родная планета, легко цитирует человеческого философа семнадцатого века. И очень вряд ли его образование ограничено человеческой философией — просто потому, что в мире Цитадели есть еще философия ханаров и философия азари. Я подозреваю, что они богаче. Понятно, что Тейну цитировать наизусть прочтенные им книги просто, но что-то еще должно было заставить его прочитать труд английского философа по социальной философии.
Тейн очень четко разделяет действие рефлекторное и действие осознанное, предпочитая вторые. Собственно, это то самое разделение тела и души — важно, какие движения у души, а не какие движения у тела. Тело можно одолжить кому-то, душу это не затронет. Я не разделяю такой веры, в моем представлении тело и душа составляют человека в практически равной степени, хотя за душой остается функция управления.
Тейн помнит в деталях все, что когда-либо с ним происходило, и постоянно живет в готовности (ну, вряд ли все-таки в страхе), что мир вокруг может оказаться нереальным, а лишь плодом его воспоминаний. Самое неприятное ощущение, которое, видимо, может испытывать Тейн — это неспособность что-то изменить. Проблема не в том, что он виноват — проблема в том, что он неправ.
Для существа, находящегося на пороге смерти, он потрясающе достойно себя ведет. Он знает, в чем он был в своей жизни неправ, он знает, что он останется в этом неправ, что бы ни делал — но пытается сделать и что-то правильное, как умеет. Чтобы на суде богов ему было что предъявить.
И это, кажется, единственный персонаж, который имел выбор и не был знаком с Шепардом раньше, но присоединился к нему без всяких условий. Моих Шепардов это, надо заметить, исключительно радует.

@темы: Видение, Mass Effect

02:30 

Видение - Самара и Моринт

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Как и многих других персонажей ME, я их не люблю.
Самара — самая старшая из членов команды, ей без малого тысяча. Она юстикар, что делает ее крайне нетипичной для азари.
Вообще, юстикары как концепция — это весьма приятная мне идея. Общество азари построено на компромиссе, и, как любой такой системе, ему нужен механизм, защищающий от злоупотребления. Хорошим юстикаром был бы Роршарх из «Хранителей» - никаких компромиссов, даже перед лицом апокалипсиса. Я могу понять такую жизненную позицию, я даже могу ее уважать, но такие люди мне не нравятся.
Кто-то должен отстреливать козлов, но для большинства азари это, видимо, очень сложно. Нужны ошибки эволюции, нужны азари, которые не идут на компромисс. Нужны монстры для драки с монстрами.
Самара, утверждающая, что юстикары похожи на самураев и орденских рыцарей, ничерта не разбирается в человеческой истории (это, в общем, нормально — учитывая, что покидая пространство Республик, ей пришлось быстро проштудировать краткие культурные курсы всех рас пространства Цитадели, и ни один, по большому счету, ей на самом деле нужен не был). Общего у них — только наличие некоего кодекса поведения. Гораздо больше юстикары походят на образ шаолиньского монаха. Но, поскольку у людей никогда не было обществ, построенных только на достижении компромисса, у нас так и не возникла нужда в аналоге юстикаров. Более того, как-то так вышло, что у нас это скорее отрицательный образ. Я с этим согласен — если Самара все-таки прилетит после всего на Тучанку отучивать кроганов от привычки устраивать бои варренов, я бы полетел ее пресекать.
Мне не жаль Самару. Она добровольно приняла на себя крест, и честно его несет. Самара давно смирилась со своим положением. Похоже, то, что Моринт все-таки удалось поймать и пресечь, выбило Самару из колеи куда больше, чем необходимость жить с Моринт в одном мире, а то, что ее долг выполнен — куда больше, чем то, что она своими руками убила собственную дочь. Впрочем, она быстро оправилась.
Моринт... Моринт я не люблю. Во-первых, я не люблю ее, как образ. Роковые суккубы и прочее заигрывание с темой vagina dentata не близки мне настолько, насколько вообще может быть не близка одна из самых глубинных культурных тем.
Во-вторых, я не люблю ее как личность. Тема запирательства адрат-якши в монастырь... ну, это тема вечная в последнее время, это тема, вокруг которой американцы пляшут с первых выпусков «Людей-Икс», а из игр — это же висит в DAO. Можно ли превентивно ограничивать права тех, кто может быть опасен? На мой вкус — нет, нельзя. Но меня азари не спрашивают.
Однако, даже если дана возможность убивать прикосновением (взглядом, мыслью, сексом, эмпатическим слиянием), можно пользоваться этой возможностью, а можно не пользоваться (ограничивая при этом себя). Выбор делает человек, а не обстоятельства, и в любых обстоятельствах можно делать разные выборы. Выбор, построенный на том, что важны только и исключительно нужды делающего выбор, меня огорчает, я предпочитаю отношения типа «ты мне — я тебе». Практика показывает, что это часто работает.
Наконец, Моринт меня не радует своим образом. Я не ценитель роковых женщин, и я не ценитель подчеркнуто «плохих девочек». Поэтому большинство моих Шепардов отстреливает именно Моринт. От Самары они тоже не в восторге, но склонны верить клятвам юстикара. В конце концов, азари считают, что им можно верить, а брать на борт Джек и крутить носом от Самары — по меньшей мере непоследовательно.
Хотя должен отметить, что личную миссию Самары я ценю по крайней мере за то, что в ней не приходится стрелять. Это освежает.

@темы: Видение, Mass Effect

01:07 

Видение — Мигрирующий Флот

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Ну... во-первых, исторический факт — кварианцы глубоко не правы (на всякий случай — поэтому всякий раз, как Тали начинает говорить и действовать из статуса «кварианка и дочь своего отца», я начинаю хвататься за голову).
Во-первых, кварианцы были глубоко не правы, испугавшись гетов. Я, собственно, так и не понял, в чем ужас. То есть, если бы меня об том, есть ли у него душа, спросил комп или табуретка — я бы очень удивился. Я бы поинтересовался, а нет ли у меня в компьютере какого-то странного вируса (или кто запихал в табуретку динамик). То есть, ну, очевидно, у кварианцев обнаружился воспетый Азимовым «комплекс Франкенштейна» - то есть, на самом-то деле, они не думали, что создали инструменты. Инструмента, задающие глупые вопросы, не боятся. Они поняли (или решили — как в случае Азимова), что создали интеллект. Табуретка взбунтоваться не может.
В общем, в итоге кварианцев выгнали в космос. На самом деле, я действительно верю, что речь о самозащите — гетам, по хорошему, мало нужны ресурсы. Они размножаются программированием. Им полезны компьютеры, но не обязательны. В общем, в той, старой войне я всецело на стороне гетов.
Выгнанные из собственного пространства кварианцы перешли к кочевой жизни, создав культуру Мигрирующего Флота. Решение это, как я понимаю, было сначала вынужденное, а потом перешло в состояние религиозного (просто потому, что ничто не мешает кварианцем создавать новые колонии). Не удивлюсь, если каждый новый год там встречают со словами «Следующий — на Раннохе». Тут уж не мне их осуждать.
Культура Мигрирующего Флота интересна и минималистична. Особенно меня порадовало Паломничество. Один ритуал, и множество следствий.
Не стоит забывать, что главное — ресурсы Флота дико ограничены. Кроме такой банальщины, как элемент-ноль, есть еще еда, вода, и то, о чем мало кто думает — свободное место. Флот действительно не может позволить себе кормить дармоедов, и чем раньше член общества начнет приносить пользу — тем лучше. С другой стороны, дети — будущее расы, и это, в общем, тоже понимают. Нашли выход. Как только дети становятся способны выжить без помощи взрослых — для людей, как показывает практика, это лет четырнадцать-пятнадцать — их отправляют в галактику, искать что-то полезное для Флота.
Во первых, из одного диалога в игре следует, что далеко не все возвращаются, кто-то оседает в разных частях Галактики. Помните, когда Тали рассказывает о том, что изменников просто изгоняют, она уточняет, что у них могут появиться дети? Суды за измену — опять же по словам Тали — случаются редко, приговоры, видимо, еще реже; но остаются кварианцы, живущие вне флота. Диаспора. Я думаю, что это дополнительная защита — если Флот погибнет, раса выживет.
Во-вторых, действительно, Флот получает некоторую ощутимую прибыль. В виде материальных ресурсов или в стиле новых знаний — уже не важно.
В-третьих, возвращаются только те, кто хочет вернуться. Свободное плавание такого рода помогает человеку (ну или кварианцу) понять, а не плохо ли ему дома, и не лучше ли ему спокойно сидеть в галактике. Так сбрасываются потенциальные бунтари. Их, наверное, очень немного, но Флот вряд ли может позволить себе бунт.
В-четвертых, с учетом агрессивности внешних рас, подростковая агрессивность переключается на них, а Флот начинает восприниматься, как «свои». Не напрасно, в общем, отношения между подростком и родителями зачастую резко улучшаются, стоит подростку отселиться.
Наконец, в-пятых (и для меня, это самое важное), кварианец возвращается только тогда, когда взрослеет. Когда появляется умение самому отвечать за свои дела и поступки, когда появляется умение думать, прежде чем делать. Поскольку Паломничество — одиночное, те, кто этому не учатся, отсеиваются. В этом, кстати, у Тали сильная проблема, ее Паломничество, видимо, в основном прошло на «Нормандии», информацию для его завершения нашел Шепард. Она не успела повзрослеть. Для взросления ей понадобилась смерть отца и, де-факто, изгнание с Мигрирующего Флота (потому что как еще расценивать смену ее приписки с кварианского на человеческий корабль — верность кораблю и капитану в кварианцев вбита).
Кварианцы — как раса — мне не очень приятны, и это еще один случай общества, построенного милитаристами. По сути, обществом кварианцев руководят военные лидеры — потому что времени и ресурсов для нормальной политической деятельности в демократическом ключе времени там нет, адмиралы и капитаны руководят всеми повседневными делами. За триста лет они зашли в цивилизационный тупик — в том числе и потому, что их жизнь не способствует культурному развитию. Главный вопрос Мигрирующего Флота — что делать дальше. Махнуть на Вуаль Персея рукой и строить новые колонии? Штурмовать Вуаль? Так и жить в виде странствующего флота (уверен, кстати, что есть среди кварианцев апологеты и такого пути)?
Наверное, к моменту начала первого ME они уже почти смирились. Но нападение гетов напомнило всем про Вуаль и про Раннох, и дало шанс на поддержку со стороны правительств других рас (а еще сильно осложнило Паломничества — потому что на бытовом уровне, боюсь, отношение к кварианцам, создавшим гетов, сравнимо с отношением к жидам, распявшим Христа).
Так что, в общем, по кварианцам пришествие первого Рипера ударило чуть ли тяжелее, чем по всем остальным. Им оно взорвало культурную стабильность, что, с учетом слабости положения расы, для них могло стать фатальным. Пока не стало.

@темы: Mass Effect, Видение

18:17 

Видение — Тали`Зора

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Главное, что я держу в голове, когда думаю о Тали — она чудовищно молода. Пожалуй, если не считать Гранта, она самый молодой персонаж в партии за обе части. При первой встрече ей, на человеческие деньги, не больше четырнадцати — первая инициация, она еще не взрослая, она отправлена зарабатывать статус взрослой. Она совсем девчонка, в наших магазинах ей бы даже пива не продали.
Она, на мой вкус, совершенно подростково влюблена в Шепарда — как бы тот себя не вел. Самое мерзкое, что сделали разработчики во втором ME — ну, на мой вкус — это добавили в эту влюбленность сексуальный подтекст (и очень хорошо, что мимо него можно пройти). Его, на мой вкус, там нет, там совершенно платоническая влюбленность, напрямую связанная с восхищением. Их знакомство, все-таки, началось с того, что Тали попала в смертельную безнадежную ситуацию, и тут в коридор врывается Шепард (независимо от пола последнего), и спасает ее. Представьте себе эту сцену в глазах четырнадцатилетней девочки, воспитанной на телевизоре и не лучших книжках (если кого-то из партии я и могу себе представить в виде автора фанфиков — то только Тали). Неудивительно, что она напрашивается в команду.
Почему телевизор и не лучшие книжки? Потому что отец ею не занимается, у него нет времени. На Флоте вообще обычно нет времени. Кстати, это одна из причин, почему такие миграции — культурное самоубийство, но о кварианцах я, наверное, еще напишу.
При этом, она прекрасный специалист. Адамс оценивает ее, как великолепного инженера. Судя по дальнейшим событиям, похоже, она хороша даже по кварианским меркам (а кварианцы, очевидно, лучшие механики и инженеры в Галактике).
Тали — патриот и дочь патриота. Единственное, что выводит ее из статуса милой, доброй девочки — угроза Мигрирующему Флоту. И да, она хочет вернуть дом. Я, правда, подозреваю, что это не ее, а папина мечта, за которым Тали повторяет.
И да, во время ее миссии на лояльность мне было Тали жалко.

@темы: Видение, Mass Effect

10:13 

Шок

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Как, как я умудрился пропустить "Маленьких девочек с тягою к танатосу"?!

@темы: Звук

08:41 

Видение - Врекс

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Врекс, на самом деле, на момент встречи с Шепардом не живет. Он существует. Он развлекает себя хорошими драками, но не более того.
Врекс смирился с тем, что при всей его силе — мир сильнее. Мир сильнее даже молотильщика — молотильщика можно убить, а мир нельзя. Можно просто смотреть на него, получать эгоистические удовольствия и гонять коммандос азари по космической станции, но не изменить. И Врекс следующие три столетия носится по галактике.
В Шепарде, кажется, он почувствовал возможность изменения. Ему хочется все-таки изменить мир, помочь своему народу, и у Шепарда (а на самом деле — у всех в этой команде) он учится, как это сделать. Несмотря на то, что он самый старший в команде первого ME, он продолжает учиться. А заодно он учит.
Наверное, ему интересно, кто на самом деле выиграет драку между ним и Шепардом. Но по ряду причин, он не может (или не хочет) эту драку проводить. Не в последнюю очередь потому, что он не выучил всего, что Шепард может предложить.
Главное, что Врекса интересует в Шепарде — это умение Шепарда принимать и выполнять судьбоносные решения. Решения Шепарда меняют мир, и Врекс хочет этому научиться.
Вирмир, собственно, дал Врексу именно эту почву под ногами для изменения мира. Отдав лекарство для своего народа, он берет на себя полную ответственность за его — народа — дальнейшую судьбу. Запрещая Сарену определять, куда пойдут кроганы, Врекс берет это право себе.
Следующие два года Врекс реализует это право. На Тучанке исполняется план, который Врекс предлагал еще триста лет назад. Большая часть оппозиции — старые варлорды — либо вымерли, либо улетели (как тот же Окир), и сопротивления Врекс особого не встречает. В принципе, ему не хватало только уверенности для того, чтобы начать, и именно Шепард дает ему эту уверенность.
Я не могу назвать Врекса трагической фигурой, или чем-нибудь еще в этом роде. Его не жалко. Но я очень за него рад, и надеюсь, что он все-таки сумеет объединить свой мир.
Интересно, что я не встречал негативных мнений о Врексе (ну разве только прохаживались по сцене с наемным убийцей, который отдает деньги Шепарду). К нему либо относятся спокойно, либо всячески любят, врексоненависти не видел никогда.

@темы: Видение, Mass Effect

08:16 

Видение — Грант

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Грант — существо, которое создавалось под конкретную цель. Ну не мог Окир иметь детей. Поэтому он их штамповал. Грант очень хорошо понимает, для чего его делали. Но решительно не понимает (в достаточно грубой форме), а почему это он должен этим быть. При этом — он кроган. Идеальный кроган. Но кроган он только физиологически, культурно он не принадлежит ни современной Тучанке, ни Окиру.
Про Гранта тоже нельзя сказать много, потому что у него много и нет. Он творение — ну, нельзя сказать про него «сын» - безумного кроганского генетика. Он начал набирать собственный жизненный опыт прямо на глазах у Шепарда, и он в восторге от этого процесса. Он любознателен, как ребенок, потому что он и есть ребенок. Из моих Шепардов лучше всего к Гранту относится Алиса, потому что они похожи.
Гранта было бы жалко, если бы он не находился в таком постоянном восторге от того, что он живет, что он может ломать, стрелять, убивать, думать, составлять собственное мнение. Воспитание в колбе полезно, видимо, уже тем, что превращает желание иметь собственное мнение в потребность. Это ценно.
Вообще, надо отметить, что Грант вполне сможет заменить Врекса со временем, в отдаленном светлом будущем. Врекс — единственный баттлмастер, помимо Шепарда, у которого хватит воли и мудрости управлять Грантом. Ну, единственный из показанных.

@темы: Видение, Mass Effect

06:19 

Видение — Джейкоб

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Кто?
Ну, это шутка, конечно. Хотя в каждой шутке...
Джейкоб не вызывает вообще никакой реакции. Есть и есть. У Кайдана было время, проведенное в тренировочном центре, у него было отношение к чужим (вот это его прекрасное про то, что козлы есть и там, и там), и постоянные мигрени, и борьба боевой эффективности с комфортом, и он был полезен некоторым классам в партии. У Джейкоба...
То есть, ну, наверное, что-то есть и у него. Бывший Корсар, спаситель Совета Цитадели, сын своего отца... Беда только, но в этом совершенно неинтересно копаться.
Я не знаю, как BioWare добился такого эффеккта. Я очень, очень давно не видел у них в играх настолько мне неинтересного персонажа с достаточно небедным бэком. Возможно, для меня этот бэк просто решительно никак в поведении человека не играет.
Ну вот хоть убейте — не похож Джейкоб Тайлер на человека, два года воевавшего за Альянс в роли Корсара, человека, выполняющего щекотливые задания, которого, если поймают — расстреляют, и никто не вступится. Он вообще не похож на воителя неизвестных войн. Его биография остается строчками в рассказе.
Зато он производит впечатление второго нормального человека на SR-2 (и единственного, у кого это не профессия), и за одно это нужен.

@темы: Видение, Mass Effect

04:21 

Видение — Гаррус Вакариан

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
В первой части Гаррус был мне не очень интересен. Ну да, агент C-Sec, неплохой снайпер, полезен, как инженер, хорош в партию к адепту. Опытный полицейский оперативник, разочарованный необходимостью работать по закону. То, что исключительно принципиальный Паллин выбрал именно Гарруса следователем по делу Сарена, тоже кое-что о Гаррусе говорит. И не в последнюю очередь — что это следователь достаточно опытный (представляете себе, чтобы Паллин дал дело съехавшего Спектра, да еще не абы кого, а Сарена — новичку какому-нибудь?). Его личный квест... ну тоже ничего особенного. Крепкий, хороший среднячок.
Потом — второй ME. Два года спустя. Миссия Архангела.
Так уж получилось, что начал проходить ME-2 я примерно в день выхода, и спойлеров не знал. Когда я увидел пластику Архангела (ну помните, может — Архангел стреляет, поворачивается, опирается на винтовку...) - я решил, что Архангел — турианка. Ну, а что. В фансервис это укладывается, и как эта моделька двигает бедрами!.. Так что, в общем, меня жестоко обманули.
Гаррус во второй части стал более циничен, это заметно. Это, в общем, понятно. Мне симпатично его решение бороться с преступностью на Омеге — Гаррус не стал классическим «преступным борцом с преступностью», вместо нарушения закона он отправился туда, где закон один. И он его не нарушал.
Что еще... он все еще имеет контакты с турианским правительством, это очевидно. Полагаю, оно снабжало его средствами для борьбы с оргпреступностью. Даже если нет — у Гарруса, сидевшего в самой дальней дыре — на Омеге — откуда-то взялись чертежи новейших орудий, разработанных турианским военпромом на основе исследований обломков Суверена.
Его личный квест меня не штырит, а эпичный снайперский выстрел с огромной дистанции в тридцать восемь метров исключительно веселит.
Да, я совершенно не верю в то, как реализован его роман. Даже если речь идет о турианце, который внезапно познал всесокрушающую силу любви — мне намного проще считать, что он подшучивает на Шепард, нежели принимать все его изображение современного американского юноши всерьез. Впрочем, если принять (как это принято по умолчанию в моем отыгрыше за Алису), что Гаррус и ГГ просто весело дурачатся и стебут друг друга — все становится на свои места.
И да, если это стреляет — то Гаррус знает, как именно.
И я люблю его чувство юмора, пока речь не заходит о романе.
Я совершенно неспособен воспринимать Гарруса как представителя молодежи. Это ровесник Шепарда, турианин поживший и опытный. Решительно не объект опеки. Не запредельно, и менее талантливо, чем Шепард, но все же. Он взрослый, хотя роман с ним — нет. К счастью, единственная из моих Шепард, с которой может быть роман — вечный подросток.
В конце концов, дурачиться таким образом — тоже хороший метод снимать напряжение.

@темы: Mass Effect, Видение

02:23 

Видение — генофаг

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Не забывайте — Мордин прав во всем.
Вообще, тема права расы на вмешательство в культуру другой расы для меня висит еще с, дай бог памяти, девяти лет, когда мне вожатая в лагере дала прочитать «Трудно быть богом». Я тогда был очень умный мальчик, и видел все дыры постановки вопроса «наблюдатели не вмешиваются». Когда наблюдатель является правителем одной из наблюдаемых стран — это теперь называется «не вмешиваются», ага. Не вмешиваться со спутника надо.
Собственно, это главная проблема. С одной стороны, у нас право каждой расы на построение собственной истории. С другой — это очень философское право, и оно натыкается на философское же возражение, где именно должно построение собственной истории заканчиваться. В конце концов, рано или поздно они выйдут в тот же космос, где мы живем.
Идея невмешательства в чужую культуру, скажем так, не ограничена Стругацкими. Первую Директиву из «Звездного пути» в диспутах о ME уже поминали не раз.
Впрочем, Объединенной федерации планет в ME нет. Там есть азари, которые исходят из того, что культура, в идеале, должна быть взаимосовместимой (не скажу — одной). Вообще, там есть Совет.
В итоге, во время войн с рахни саларианцы открыли и вывели в космос расу, культура которой подразумевала жестокость, компромисс ставила где-то рядом с капитуляцией, а капитуляцию не признавала вообще. Идеальная штурмовая пехота. Самое неприятное, что культура эта получилась именно такой не по каким-то случайным событиям, а благодаря очень годной для именно такой культуре физиологии. Включая исключительную скорость размножения и живучесть.
На момент знакомства с саларианцами культура кроганов уже вполне упихалась в атомную войну, то есть технологии расщепления атома у них были. Вообще, на мой вкус, Первая директива должна заканчиваться в момент освоения атомной технологии — атомная бомба уже делает культуру достаточно развитой, чтобы иметь возможность пережить контакт. Впрочем, кроганам было совершенно все равно, а задача войны с рахни их скорее радовала, чем нет.
Вообще, главная проблема кроганов была в том, что единственным ограничителем их жизни были другие кроганы. Им не приходилось развивать технологию для решения других проблем — все, кроме других кроганов, решала им адаптивность. Единственная культура, которую кроганы могли бы создать — это культура крайне воинственная, я бы даже сказал — варварская. Любая мирная культура, случайно возникшая на Тучанке, неизбежно была бы уничтожена дикими кланами. Собственно, возможно, этой расе было бы безопаснее дать самоуничтожиться — но кроганская культура развивалась по спирали. Уничтоженная, она восставала, находила достижения предшественников, совершенствовала их, уничтожалась, снова восставала... с того момента, как кроганы смогли пережить атомную войну, выход в космос был лишь вопросом времени. Ну, возможно, он бы произошел на тысячу лет позже, чем в реальности. Возможно, буквально на витке последнего возрождения. Но неизбежен он был.
Скорее всего, саларианцы рассуждали именно так. В любом случае, кроганов подняли к звездам, и это решительно никак на них не повлияло — кроме разве только масштаба деятельности. Сначала кроганы победили рахни, потом начались Восстания кроганов, и встал вопрос — что с ними делать.
Уничтожить их, в общем, особого труда, наверное, не составляло. В конце концов, если можно сделать генофаг, можно и запустить что-то более смертельное. Но это как-то совсем уж нехорошо, кроме всего, саларианцы явно чувствовали себя в ответе за тех, кого приручили. В итоге кроганам радикально снизили рождаемость, над Тучанкой повесили станции миротворцев, а покидать Тучанку стали те, кому там было совсем уж невмоготу. Как тому же Врексу.
Главная проблема кроганов не в том, что у них — генофаг. Главная проблема кроганов в том, что они остановили развитие собственной культуры, изобрели культ войны и культ насилия и застыли. Им не нужно совершенствование культуры, у них нет такого позыва. На Тучанке практически нет искусства, там исключительно фетиши. И это понятно — жажда насилия у кроганов в крови, точнее — в генотипе.
Кроганы не самоуничтожатся, если им вылечить генофаг, они для этого слишком совершенны биологически. Кроганы не создадут более миролюбивую культуру — у кроганов Тучанки нет для этого никаких оснований. Единственная надежда кроганов как расы — это те самые наемники, которых Тучанка выперла наружу. Снаружи им приходится отрабатывать способность к компромиссу. Потом некоторые из них возвращаются на Тучанку, и, пользуясь силой и опытом, принуждают Тучанку меняться.
Кроганы живут долго, и культура их меняется долго. Но меняется. И ценно уже то, с какой любовью и нежностью кроганы стали относиться к фертильным женщинам и детям. Они начинают осознавать ценность жизни. До генофага этой идеи у них возникнуть не могло.
Поэтому генофаг — это не только вынужденная мера. Это еще и единственная надежда для расы кроганов когда-нибудь выйти из круга - «я убил-меня убили-моего убийцу убили». И не напрасно шаман клана Урдонт называет генофаг «наградой». Я не думаю, что в его случае это сарказм.
Впрочем, это все теоретические рассуждения. На практике — генофаг перепахал культуру кроганов. Есть некоторая статистическая вероятность, что наши с саларианцами социологичекие выкладки неверны, может быть, нет всех данных. Именно это «может быть» не дает Мордину спокойно спать по ночам, а его ученика довело до форменного помешательства. Именно это «может быть», насколько я могу судить, движет апологетами снятия генофага.
Не знаю. Я считаю, что генофаг и саларианцы — это лучшее, что могло случиться с культурой кроганов. Это не делает генофаг менее жестоким, или более добрым. Но это делает его необходимым.
И да, Первая директива запрещает спасать культуры и цивилизации, которые погибнут без прямого вмешательства. К сожалению ли, к счастью — преизрядно серий «Звездного пути» построены именно на нарушении Первой директивы.

@темы: Mass Effect, Видение

00:17 

Видение — Совет

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Во-первых, часто забывают — Совет не есть высший исполнительный государственный орган. Политика Совета — не политика Турианской Иерархии, Республик Азари или Саларианского Союза. Это компромисс трех политик (позже — четырех) в отношении дел, которые касаются их всех.
Во-вторых... есть такая огорчающая меня привычка, не пытаться смотреть с позиции оппонента. Ей страдает Удина, и ею страдает немало игроков, протестующих против Совета. Позиция Совета достаточно сложна. У них в зоне ответственности — половина Галактики.
Люди не могут понять, что Совет, сама идея Совета — это уже выход за рамки уровня рассмотрения «биологический вид» и переход на уровень «культурная общность Галактики». Как это выглядит в виде, когда к этому же уровню относится главный герой — отсылаю к «Галактическому Консулу» Филенко или Объединенной федерации планет во вселенной «Звездного пути».
Совет, на самом деле, люто лоялен к людям. Не понимаю, чем Альянс это заслужил. Совет защищает людей перед батарианцами, Совет не вводит никаких санкций за колонизацию опасных районов (ну да, единственное — не торопится защищать человеческие колонии за пределами заранее оговоренных районов). Расы Совета продают людям технологии, в том числе и военные технологии. Подозреваю, что расы Совета вполне понимают человеческие амбиции войти в Совет, и решительно ничего не имеют против самой идеи. Но предварительно Совет хочет убедиться, что люди умеют идти на компромиссы. Не стоит забывать — первой расой Цитадели были азари.
То есть ситуация отношения, на самом деле, довольно парадоксальная. С одной стороны, людей всячески привечают, выделяют им режим наибольшего благоприятствия. С другой — людям этого мало, им подавай, чтобы флот турианцев занимался, например, защитой человеческих колоний в нерекомендованных к колонизации секторах. Это, в свою очередь вызывает неприязнь у всех остальных — на личном уровне. Но политика остается неизменной.
Что еще... Да. Совет не готов, как мы знаем, принимать судьбоносные решения на основании мнения одного человека. Насколько можно судить, впрочем, на основании мнения азари или турианина они тоже не готовы судьбоносные решения принимать.
Для решения текущих проблем вроде съехавшего с катушек Спектра, важного артефакта на краю света или Коллекционеров, крадущих людей, у них есть Спектры. Один из них — Шепард. То, что он работает со своими полномочиями — и есть работа Совета. То, что он продолжает работать над тем, что считает важным, и так, как считает нужным — мне кажется показателем доверия Совета к своему оперативнику, а то, что в Галактике не вводится военный тоталитаризм и полная мобилизация (особенно в свете того, что неясно — кто прилетит, как и когда, неясно это даже самому Шепарду) — показывает границы этого доверия.
Должен признаться, что это нравится мне больше, чем вариант Альянса, который не хочет с Шепардом даже разговаривать.
Да и жить при власти, которая по первому же слову любого из своих оперативников полезет в войну с принципиально неизвестным противником мне не очень хочется.

@темы: Mass Effect, Видение

21:55 

Видение — Эшли Уильямс

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Эшли я не люблю.
Собственно, она для меня воплощает все то, за что я не люблю Альянс в целом. Она ярко выраженный портрет Альянса, как он есть.
Главное, за что я не одобряю Эшли — так это за определенного рода ксенофобию. Дело не в том, что-де она ксеносов не любит, нет. Проблема в том, что всех ксено она гребет под одну гребенку. Как пример можно вспомнить ее предложение запретить не-Альянсовцам посещать рубку и инженерный отсек.
Собственно, Эшли по умолчанию держит всех ксено за противников. Я могу понять такую постановку вопроса (вот, например, тот же Джон держит за противников вообще всех), но я ее не люблю. Проблема и Альянса, и Эшли — в империализме, смешанным с ксенофобией.
Вообще, эта тема всплывает постоянно. Альянс ставит вопрос «если не мы, то нас». Я уже писал где-то, что постановка вопроса эта — скажем так, слегка ущербна, и приводит к неисчислимым бедам для того, кто вопрос так ставит.
Что бы Эшли не говорила — ее аргументы абсолютно соотносятся с программой «Терры Фирмы», как оную излагает Сарацино. Да, она не любит «Терра Фирму», но затрудняется, объяснить, за что (разве только принять как объяснение, что-де Эшли рационально использует те же аргументы, а «Терра Фирма» - стая шакалов). Подозреваю, что в первую очередь Эшли не любит «Терру Фирму» за их позицию в отношении Шанси.
Как солдат Эшли, похоже, не из лучших. В нормальных условиях ситуация, когда отделение Эшли вступило в бой вместе с самой Эшли, а потом при живой ней гетам хватает времени методично вычищать территорию и надевать тела на «зубы дракона» - вызывает вопросы. И, возможно, трибунал в итоге. От трибунала ее отмазывает Андерсон.
При этом ее патриотическая позиция — очень болевая. И она, на самом деле, не виновата. Просто в какой-то момент Эшли Уильямс решила для себя, что она должна быть самым идеальным альянсовцем, какой только может быть.
Да, она читает Теннисона наизусть. Она нежно любит «Уллиса». Но кэптен Шеридан тоже любил «Улисса», зато был умнее. Так что не Теннисоном единым.
Нет, из Эшли можно сделать что-то разумное и осознанное. Возможно (хоть и вряд ли) из нее даже можно сделать Шеридана. Но вложиться в это надо — не приведи боги.

@темы: Mass Effect, Видение

19:31 

Видение — Кайдан Аленко

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
К нему я отношусь глубоко нейтрально, и особо сказать мне про него нечего.
Аленко — хороший специалист. Он прошел непростую школу (в буквальном значении слова «школа»), она его не сломала и не озлобила. У него постоянная мигрень, и сочувствую я ему уже за это, хорошо понимая. Он совершенно лишен всякой ксенофобии.
Аленко неплохой замок. Простой и спокойный.
Он в армии, потому что в армии ему находится дело. И он платит армии верностью — ну, по крайней мере, пока в ней служит.
Что еще? Он совершенно не конфликтен. На удивление просто.
Я решительно не понимаю, почему Аленко сделали Спектром. Разве только как раз за участие в выносе Сарена. Он типичный второй номер.
Возможно, конечно, деятельность Шепарда заставила Кайдана сильно измениться. Но я не очень понимаю, как именно. Если бы мне предложили делать игру-вбоквел, она была бы именно про Кайдана. Не потому, что я люблю его больше всех, а потому, что о его жизни то время, которое прошло с финала первого ME до финала второго мы не знаем почти ничего.
И да, за два года — если считать российскими званиями — он поднялся со старшего лейтенанта до подполковника. На момент встречи на Горизонте Кайдан старше Шепарда по званию.
В общем, на мой вкус — Кайдан человек-фукнция. Это не плохо, функции нужны. А еще на Кайдана Шепард может положиться весь первый ME, причем с куда большим основанием, чем на любого другого члена группы.

@темы: Mass Effect, Видение

18:36 

Видение — основной сюжет

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Я люблю сюжетные игры. Planescape лучше Фоллаута и Арканума. И да, если бы Mass Effect был песочницей в стиле TES — он бы потерял исключительно многое.Я бы даже сказал, все. Но мне не очень нравится то, как реализованы некоторые очень важные вещи.
Во-первых, совершенно не реализована ветка скептетического отношения к происходящему. Отношение Шепарда к проблеме Риперов лично мне больше напоминает религиозную идею, чем вопрос чисто бытового выживания. Это мне не нравится, и я отношу сие на счет того, что протеанские маяки снижают критичность субъекта. Вообще, опять же, «мы это проходили». На религиозном характере войны (и отказе от этой войны главных героев, кстати) между двумя сторонами был построен «Вавилон-5».
С отношениями Альянс-Совет тоже все не очень просто. Мне вообще,признаться, не по душе, когда организация, к которой приписан главный герой, далека от этического идеала. То, как саларианский советник объясняет Шепарду, что он, как Спектр, собственно и обязан заниматься разбирательством с угрозами — как считает нужным, и что его деятельность — это и есть деятельность совета по решению проблемы Сарена, Риперов и прочей... гм... недопроверенной информации. Но при этом, при всем доверии к Шепарду — Совет просто не может делать ряда вещей только на основании его слов. То, что нет нормальной ветки, выражающей это понимание, меня огорчает.
Меня огорчает полное бездействие основных сил Альянса, за исключением последней сцены. Неясно, почему никто так и не заинтересовался происходящим на Феросе, происходящим на Терре Нове, происходящим на «колонии мертвых» и наблюдательном посту, столкнувшимся с рахни.
Я искренне надеюсь, что в третьей части мне наконец прямо скажут, кто такой Армистер Бэйнс. Меня огорчает, что его как бы забыли — хотя, конечно, у меня есть свои версии.
Я не понимаю, каким образом Джокер сумел без всяких вопросов, как бы будучи дезертиром, мобилизовать Пятый флот. Это заставляет меня придумывать теории заговора.
Меня дико, дико раздражает невозможность перевесить решение проблемы рахни на Совет. То есть все понимаю, необходимость заставить игрока делать сложный этический выбор и все такое, но блин. Можно было хотя бы объяснить, почему именно нельзя передать информацию Совету.
Впрочем, на мой вкус, основной сюжет — в стиле достаточно средненькой боевой фантастики — нужен тут для того, чтобы выражать сюжеты второстепенные. Не знаю, один ли и тот же человек пишет и основной, и второстепенные сюжеты, подозреваю, что все-таки нет.
Для меня ME — это классический американский sci-fi сериал. «Вавилон-5», «Звездный путь», «Андромеда», «Лекс», «Mass Effect». Да, есть метаплот. Но сериал я смотрю не за него.

@темы: Mass Effect, Видение

08:56 

Видение — Алекс «Стрелок» Шепард

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Это попытка обосновать парагонского персонажа (все-таки, особенно в первой части, та же Джемени не очень-то парагонская), который придет к отказу от спасения Совета.
Итак, Алекс Шепард. Родился и вырос на Миндоире. С детства занимался спортом, один из самых перспективных биатлонистов планеты. Собирался делать спортивную карьеру. В шестнадцать, впрочем, эти планы были разрушены атакой батарианцев, во время которой, помимо прочего, погибла его девушка Сьюзи. В восемнадцать поступает на флот. Специализация — полевая разведка. К спорту, что характерно, охладел.
В 2177-ом защищает Элизиум от нападения батарианцев. Командует ополченцами, отстреливает офицеров батарианцев. По сути, взял на себя командование обороной, предложив недовольному этим капитану — начальнику гарнизона — отдать его под трибунал после победы. Принял решение мобилизовать гражданских — потому что если батарианцы снесут оборону, им всем так и так не поздоровится. Получает свою Звезду Терры, продолжает участвовать в операции отомщения за Элизиум, незадолго до Торфана получает серьезное ранение. В штурме Торфана по этой причине не участвует.
Алекс — воплощение полевого офицера Альянса, по хорошему, он полностью выражает военную доктрину. Холодный, волевой человек практически без чувства юмора. Вернее, он понимает шутки, но очень редко шутит сам. Терпеть не может рисковать и надеяться на удачу. Уверен, что если результат боя не определен до его начала — командир плох (не важно даже, потому он плох, что не умеет планировать операцию, или потому, что пользуется плохими данными). Пожалуй, самым неприятным, что было в его жизни после Миндоира, следует считать Эдем Прайм. Чудовищный комплекс ответственности за все, что попадает в его зону контроля. Четкое представление о том, какое поведение соответствует высокому статусу человеческого офицера, а какое — нет.
Прекрасный стрелок, Алекс предпочитает снайперские винтовки и крупнокалиберные пистолеты. Постоянное использование всего арсенала, который запакован в штурмовую броню десанта Альянса. Разнокалиберные гранаты.
Для Алекса написан устав. Он чтит его перед сном, он снится ему во сне, он с ним просыпается. Он очень четко знает, что устав написан кровью тех умников, которые поступали по-своему. И в этом его главная проблема — он не слишком гибок, и для человека, понимающего, какой устав работает у Алекса сейчас — предсказуем.
Он очень хорошо понимает Миранду. Он не любит Джек, потому что терпеть не может ожидать очереди в спину от собственного напарника. Он очень неплохо относится к Джейкобу. Еще он очень хорошо относился к Эшли — как в прикладном, так и в личном плане, но Эшли погибла на Вирмире.
Он всегда четко знает, чего хочет и чего добивается. Наверное, он трагическая фигура. Галактика преизрядно его поперепахала. Но он просто спокойно и невозмутимо делает свою работу.
И да, пожалуй, он идеальный Спектр.

@темы: Mass Effect, Видение, Персонажики

11:16 

Видение – Алиса «Пацанка» Шепард

Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
читать дальше

Это – рассмотрение ситуации «делать хорошие дела, грязно матерясь в процессе». Персонаж, делающий парагонские выборы при ренегадской жизни – мелочи ренегадские, большие выборы парагонские.
Алиса родилась и выросла на Манхеттене, на улице, с компанией шпаны. В восемнадцать на спор пошла и нарвалась на ближайший военный патруль, благодаря старшему офицеру патруля не получила по ушам. Крепко подумав, пошла и записалась «на войну», то есть в армию, надеясь, на самом-то деле, что ее либо не возьмут, либо отслужит пару лет и откинется со льготами. В первом же тренировочном лагере к концу первой недели с изумлением осознала, что ей нравится.
Если бы у нее спросили, что именно ей нравится – она бы отшутилась. Что-нибудь вроде «вау, чувак, тут можно бить морды безнаказанно, если не наезжать на офицеров!». На самом деле, ей нравилось, что что-то происходит, и что это замечают. Она оказалась биотиком, и проходила тренировки по программе штурмовиков.
Алиса отлетала всю Галактику, где бывали человеческие солдаты. Пять лет без отпусков – ей было неинтересно уходить в отпуск, когда без нее обойдется еще одна замечательная драка, и такие замечательные сослуживцы. Плохим сослуживцам Алиса била морду. Хорошие били морды вместе с ней. В 79-ом – зачистка Торфана. Драка прошла, многие не выжили, но она-то жива – и не вешаться же из-за того, что друзья умирают. Все там будем.
Она вообще живет скорее по понятиям, чем как-то еще. Многие вещи делать западло. Западло обижать слабых. Западло не набить козлу морду. Западло выполнить плохой приказ. Много чего западло. Главное для нее – что ее личный этический кодекс превосходит, в ее понимании, любые уставы или нормы приличия. Если норма устава противоречит тому, что надо делать – тем хуже для нормы устава. При этом, она не святая, она может позволить себе ряд вещей за гранью закона. Просто потому, что закон, устав, правила хорошего тона – это все ее не интересует.
Алиса предпочитает дробовики и Большие Пистолеты. И собственные кулаки, которые усиливает биотикой. В бою она радуется, что компьютер ее брони умнее ее самой, и не дает ей бить морды своим. Драка для нее – это волна, на которой надо лететь.
Ей всегда четырнадцать. Да, ей четырнадцать – гопнического района гопнического города, в свои четырнадцать у нее за плечами было несколько ходок к копам в участок, несколько приемов разной наркоты и немалый сексуальный опыт. Но ей остается четырнадцать, и она находится в светлом восторге от каждой новой драки.
Она наслаждается жизнью, даже когда ее бьют по морде. Хотя больше ей нравится, когда по морде бьет она.
Ее хорошо понимают кроганы.
Она дружит с Врексом (и пьет с ним в кабаках). Она не любит ни Кайлана, ни Эшли, Тали вызывает у нее реакцию на человека из другого мира, а Лиара – реакцию на ботана. При общении с Лиарой в 2183-ем Алиса с трудом сдерживала желание дернуть ее за хвост, растущий из головы. В 85-ом Лиару уже не хочется дергать за хвост, но стало менее интересно. Она смеется над Гаррусом, который смотрит ей в рот, и затаскивает его в койку, потому что а почему бы и нет? Ее умиляет Грант, а Мордин вызывает реакцию на отцовскую фигуру.
Она спасительница Цитадели, она спасительница Совета, она спасительница Рахни, она спасительница колонии на Феросе. Потому что всякий раз она думает моментом, и не задумывается – ни о том, что было тысячу лет назад, ни о том, что будет тысячу лет вперед.
Не спрашивайте у нее, как это так получилось. Она сама задает себе этот вопрос.
Но не очень часто.

@темы: Персонажики, Видение, Mass Effect

Дневник Aono

главная