Aono
Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Если я забыл какие-то типичные (или наличествующие) вопросы, их можно покидать в комменты.

Q: Как люди смогут управлять? Ведь решения должен принимать только один человек?
A: На самом деле, конечно, именно так - решения должен принимать только один человек; группа людей, будучи понятием абстрактным, принимать решения не способна даже чисто теоретически, у нее решалки нет. Мнение большинства, которым выбирают (должны выбирать), скажем, Президента - это не мнение некоей сущности, эгрегора государства (хотя для некоторых, в том числе научных, целей можно и так представить), это мнение, разделяемое кучей индивидов, и эта куча просто больше любой другой кучи.

Q: Когда вы это так говорите, все становится еще страшнее. Куча идиотов, согласно правилу 95%, всегда будет больше, чем куча здравомыслящих людей вроде меня. Можно как-нибудь иначе?
A: Можно, конечно. История человечества достаточно богата самыми разными социальными экспериментами. Например, можно так - вы делаете то, чего от вас хочет человек с заостренной железкой, и тогда этой железкой он не отрежет вам голову. Еще можно так, что к вам придет человек, который лучше вас знает, что вам надо, поэтому сейчас придется пойти на непопулярные среди вас меры. Или на популярные, так тоже бывает, но почему-то довольно редко. И у этого человека тоже будут заостренные железки, надо отметить. Вся политическая жизнь высших приматов, называемых человеками - попытка, на самом деле, найти какой-то устойчивый баланс между идеей "договориться лучше, чем грызться" и идеей "насилие делает все проще и понятнее" (при некотором базовом понимании, что при отрезании железкой головы человеку человек немного портится и становится ограниченно применим в народном хозяйстве). Понятно, что гуртом и пращура любить легче, но гурту еще договориться надо.

Q: И поэтому, конечно, надо слушать кухарок МарьВанн и вообще тех самых 95% при выборе властей? А как они вообще могут выбрать компетентного управленца, что они в этом понимают?
A: Да ничего, конечно, не понимают, дай-то боги, чтобы хоть кухарками были хорошими. Но управленцев, на самом деле, выборами не выбирают, это вас кто-то обманул.

Q: То есть как это - не выбирают?! А Президент, а ГосДума, а мэры? Это вам что, не управленцы?
A: Конечно, нет. Управленец, строго говоря, это такой человек, который чем-нибудь управляет. Президент не должен ничем управлять, это не его работа - финансами занимается министерство финансов, внутренними делами - министерство внутренних дел, и так далее; когда Президент начинает всем управлять - он берется не за свое дело. Задача Президента, ГосДумы, мэра, губернатора - целеполагание, он указывает управленцам, куда им надо бы зауправлять всю систему (и проследить, чтобы они ее управляли примерно в одном направлении). Министерства у нас не выборные, а назначаемые, там демократии нет. Демократия вообще очень плохо работает, когда нам надо делать работу, и хорошо - когда нам надо решить, какую именно работу нам надо делать.
Так вот МарьВанна выбирает не управленца. Она выбирает людей, которые близким ей образом предлагают ей приятные ей цели, ставимые перед управленцами. Требование к таким людям - их должны правильно понимать и МарьВанна, и управленцы. Наоборот, кстати, тоже - он должен понимать и МарьВанну, и управленцев, причем МарьВанну зачастую должен понимать лучше, чем та сама себя понимает.
А управленцев следует брать из людей с профильным образованием и, в идеале, с опытом работы в отрасли. Что разумными людьми в мире и делается.

Q: Ну да, ну да, все взять и поделить. Видели.
A: Вот примерно поэтому человек, который хочет чего-то адекватного, должен бы объяснить МарьВанне, чего именно он хочет и какая в том МарьВанне выгода и польза. Кстати, напомню, что собственно во те еще времена люди с базовыми идеями "взять и поделить" оказались среди МарьВанн не то чтобы абсолютно популярны - что привело к утомленности караула. Вообще, иногда мне кажется, что вы сильно недооцениваете МарьВанн.

Q: Да вся эта ваша демократия - это просто дурют простого человека. Он же не понимает! Он же простой, он же из 95%! Поэтому его манипулируют, ему врут и пилят под это дело бюджетные бабки, а хомячки ведутся.
A: Даже если так, пусть лучше дурят, чем режут.

Q: А зачем это вообще надо?
A: Это вопрос сложный. Во-первых, из соображений абстрактного гуманизма и справедливости, согласно которым человек имеет право на свободу (а также жизнь, смерть и выбор провайдера). Теперь, когда все отсмеялись, время для рациональных соображений. Во-вторых, не существует никакого объективного критерия успешности государственного аппарата, кроме "он добивается поставленных целей", потому что линейки нет. Одна цель сама по себе ничуть не хуже и не лучше другой, а значит, нужен механизм для отличия цели, которой, собственно, пойдем добиваться. Несомненно, можно доверить право определять цель одному человеку - но он же может оказаться дурак, ровно с тем же успехом, с каким дурой может оказаться МарьВанна. Может быть так, что он был умный, а потом постарел и поглупел. То же самое касается малой группы. И что значит "доверить право", кто его доверит? Поэтому обычно в диктаторских системах право определять, куда мы все идем, берет самый сильный; а он вовсе не обязательно самый умный. В демократических системах, впрочем, берет иногда власть самый хитрый, и тоже бывает мучительно больно; но, как показывает практика, он старается как-то быстро ограничить возможность его переизбрать

Q: Так вы что, действительно верите в равенство при демократических системах? Святая наивность!
A: Конечно, не верим. Люди не равны просто по факту - одни умнее, другие глупее, одни сильнее, другие слабее, одни красивые, другие уроды и так далее. Разумеется, в неравномерном обществе сильные, обаятельные, красивые, богатые и умные (элита, в общем) будут иметь больше шансов продвигать свои идеи, чем слабые, омерзительные, уродливые, нищие и тупые. Равенство в демократической системе - искусственное, и служит для того, чтобы элите пришлось убеждать законными методами (ну или по крайней мере не попадаясь) всех остальных, что их идеи верные. Потому что ситуацию, когда элиты просто реализуют свой произвол, не задумываясь о мнении низших, мы в мире пробовали неоднократно, и к концу двадцатого века эта идея не очень нравится даже самим элитам - по последствиям в основном. Крови слишком много.

Q: Чем демократия отличается от охлократии? Большинству всегда выгодно давить меньшинство, но, тем не менее, демократическим считается как раз обратное. Как же так?
A: На самом деле, ничем не отличается, охлократия - это один из вариантов демократии, возникает в достаточно определенных ситуациях. Что же до меньшинства... современная демократия (то, что мы как-то подразумеваем, когда говорим "демократия", так уж вышло) - это не просто демократия, это либеральная демократия. Там основой (опять же, обычно чисто идеологической, но за ней стоит и некоторая рациональная идея) является то, что надо защищать права каждого отдельного человека, потому что они священная корова; а значит, меньшинства должны защищаться особенно яростно. Рацио там такое: фишка в том, что с развитием уровня технологии плюшки от достоинств одного отдельного человека повышаются, потому как повышаются его возможности. Поэтому чем выше технология - тем больше преимуществ будет у системы, которая способствует развитию этих самых возможностей; а возможности в среднем развиваются лучше, если на защиту прав человека направлены усилия государственной машины (потому что ресурс можно тратить на развитие, а не жизнь-борьбу и пересчитывание горбов вербульда).

@темы: Додзюцу, Политика