Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:13 

""Песий двор", собачий холод", Альфина и Корнел

Aono
Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Я тринадцать с четвертью часов читал роман. Его берут тут: pesiydvor.org/index

Я раздосадован, разочарован, негодую и потерял покой, как мне быть?
Ну, на самом деле, не так (почти!). Кроме, разве только, потерял покой, да.
Когда-то давно (нет, правда давно! правда!) я решил сесть и написать роман века. То есть, первый свой роман века я решил написать в шесть, кажется, лет, и даже начинал, там были пришельцы, Атлантида и экспериментальная подлодка. Увы, он умер при моих экспериментах с Лексиконом, а заново я его начинать не стал. Но другой роман века я начал писать уже позже, и много раз начинал. И много раз не заканчивал.

Роман был, цитирую: "История про то, как три человека, имеющих власть и ресурсы, переворачивают свой мир вверх ногами, чтобы ввергнуть его в приятное им состояние. И про ту кровь, которую они проливают ради того, чтобы их мир и их страна жила лучше. И про то, какое место в жизни взрослого человека, принимавшего серьезные и болевые для других решения, приведшие абсолютно к запланированному эффекту (и да, на вкус этого взрослого человека - приведшие к большему благу для всех, кроме врагов и умерших в процессе), должна занимать ответственность, какое - чувство вины, а какое - чувство глубокого удовлетворения." Что ж, я всегда говорил - если тебе чего-то хочется, то надо просто подождать, и оно будет.
Альфина и Корнел четыре года писали мне такой роман. Ну, там у них не три человека, и совсем другой сеттинг, и темы подняты несколько не так, как их хотел поднимать я, и вообще они - не я, и написали совсем другой роман, не мой. Зато они его - написали. И он у них хороший.

Я могу спеть песню языку или миру. Но я не литкритик, а мир... Мир интересен, но я даже не знаю, как его описывать в рецензии. Россия - сырьевой придаток Европы? Нет. Росская Конфедерация - сырьевой придаток Европ. Объяснять кто-кому-когда-зачем-почему в двух строчках, когда, вообще-то, для этого можно прочесть роман, мне как-то не очень ласково, лучше роман, лучше. Мне важнее, о чем роман и как он об этом.

О чем роман? Ну да, мне тут задавали этот вопрос, пока я его читал, что-де я могу сказать о романе. Я сказал, что я его читаю, и что он хороший. Дочитав... ну, я в нем, понятно, вижу в первую очередь интересные мне темы - о них немного сказано выше. Там есть и другое, конечно. Более того, сами авторы отвечают очень правильным образом - "Короче говоря, в попытках разъяснить, о чём же написан занимающий шестьдесят авторских листов четырёхтомный роман, где содержится много-много букв, можно породить много-много общих и скучных фраз." Роман о многом. Роман о людях.

Люди разные. Нет святых. Нет и чертей. Гныщевич и Веня - да, они на первых местах в моем антихит-параде, но и называть их отрицалами я не готов. Это люди (ну, они не одни, конечно!), с которыми я просто не согласен. Это Гныщевич. Это Веня. Это, надо сказать, сам почтенный господин граф Набедренных. Метелин вызывает у меня полупрезрительную жалость, равно как и Твирин. Ройш, Золотце, Мальвин и Скопцов мне импонируют (хех, люблю я Бюро Патентов, получается), хотя я и, надо заметить, с большим оптимизмом отношусь к человеческой натуре. Она, натура, меня иногда разубеждает, а потом раз! и снова оптимизм. Хикеракли тоже скорее импонирует - но, на самом деле, в основном его отсутствием в голове патриарха и по доброй памяти "Чумы". Ну и да, Ройш был моим любимым членом Революционного Комитета, еще когда я Чуму читал (а в личности Гныщевича я тоже уже тогда сомневался!) Но главное - что они люди, я их вижу.

Потом уже Бюро Патентов (в которое Хикеракли не вошел) создаст Университетскую Гэбню. Потом уже Хикеракли будет смотреть за тем, как растет внук хэра Ройша. Вообще, система уровней доступа к информации (кстати, а какой уровень доступа у ""ПД" СХ"?..) появится уже потом, как потом пойдет и создание населения из алхимических чанов. Потом все будет, в общем-то, нормально. Уже потом идеалом власти станет власть непубличная и отсутствующая в дискурсе граждан, а лицом Революционного Комитета все равно останется Набедренных - публичность которого не вызывает сомнений?
Что будет думать об этом Гныщевич, думающий в первую очередь о собственной, личной выгоде и таврах?
Граф Набедренных, спящий и видящий возрождение истинноРосского духа, который, как и любой другой истинно-* дух, является не более чем фикцией?
Хэр Ройш, любовно создающий механизм для защиты людей от их некомпетентности, потому что совершенно невозможно существовать в мире без такого механизма?
Веня, ценящий аристизм выше прагматичности, гуманности, этики, да чего угодно еще - и исключительно этим артистизмом тяготящийся?
Зубр Плеть, понимающий всех травматиков в этой команде лучше прочих, но не врачующий душ, потому что это не его таврское дело?
Хикеракли, просто хороший парень, без которого никакой бы революции не было - потому что все эти ребята просто не собрались в кучу?

Вот об этом я и думаю, прочитав ""Песий Двор", Собачий холод".
Дьявол, я думаю об этом лет десять минимум, а теперь у меня есть еще и текст, об который я могу думать это с дополнительной глубиной. И надеяться, что я не единственный в мире, кому кажется, что тут есть над чем подумать.

Спасибо Альфине и Корнелу за это.

@темы: Лит-ра, Месячник любви к авторам

URL
Комментарии
2014-05-09 в 16:01 

helvene
Вот, и ты мне ответил на вопрос "А что бы почитать в поезде?"

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник Aono

главная